Одно из последствий событий в Сирии — обострение и без того непростых отношений между двумя государствами, претендующими на лидерство в регионе Персидского залива: Ираном и Саудовской Аравией. Как известно, одна из причин сирийского конфликта — противостояние между суннитами и шиитами. И эти религиозные общины находят себе покровителей в лице, соответственно, Эр-Рияда и Тегерана.

   Конечно, прямое вооруженное столкновение между ведущими ближневосточными державами маловероятно. Скорее всего, их влияние на ситуацию в Сирии ограничится финансовой помощью и поставками вооружения противоборствующим сторонам. Но проблема обостряется в связи с тем, что данное соперничество на сирийской земле совпало по времени с ценовым кризисом на нефтяном рынке.

   Напомним, что именно снятие западных санкций с Ирана грозит стать причиной очередного обвала котировок, которого ожидают в начале следующего года. По последнему прогнозу Всемирного банка, добыча нефти в ИРИ после отмены ограничений возрастет на 1 млн барр/сут., что приведет к снижению мировых цен на $10/барр. Однако очень многое будет зависеть не только от физических объемов иранского производства и экспорта сырья, но и от политики Тегерана.

   Иран пока еще остается членом ОПЕК, и поэтому его добыча должна теоретически укладываться в прокрустово ложе единой квоты картеля — 30 млн барр/сут.Но у экспертов практически не вызывает сомнения, что в результате возращения ИРИ на мировой рынок данная квота будет значительно превышена. Ведь даже теперь, без иранской нефти, совокупное производство стран-членов ОПЕК составляет около 31,5 млн барр/сут., что на 1,5 млн больше установленных рамок.

   Можно ли этого избежать? При конструктивной позиции всех заинтересованных сторон — вполне. Примечательно, что сам Иран в лице министра нефти Бижана Зангане еще весной нынешнего года предлагал ОПЕК уменьшить квоты, чтобы предотвратить обвал цен при возвращении на рынок иранской нефти. Тегеран также призывал других участников картеля строже придерживаться установленных рамок производства. Но его партнеры по ОПЕК не разделили эту позицию, и на очередном заседании организации, в июне, квота была сохранена.

   «Саудовская Аравия и другие низкозатратные производители нефти продолжат наращивать добычу, поскольку это логичный шаг для достижения максимальной прибыли перед лицом наступающей сланцевой нефти», — отмечают в этой связи эксперты инвестиционного банка Goldman Sachs.

   Но помимо чисто экономических интересов тут свою роль играет и нарастающее политическое противостояние между Эр-Риядом и Тегераном, в том числе по сирийскому вопросу. Оно затрудняет поиск компромисса в нефтяной сфере и провоцирует очередной виток ценовой войны. Как помним, нынешнее падение котировок обычно связывают со стремлением Саудовской Аравии «наказать» США за сланцевую революцию и расчистить рынок для собственного сырья. Отчасти эта задача уже решена — инвестиции в нефтяной сектор США падают, объемы бурения сокращаются. Но если Эр-Рияду придется «воевать» не с далекой Америкой,а с соседом по Персидскому заливу, у которого издержки нефтяного производства тоже невелики, то масштаб обвала цен может оказаться еще более существенным.

   Уже сегодня Саудовская Аравия предоставляет значительные скидки многим азиатским потребителям, стараясь не допустить расширения поставок Ирана в АТР. И если Тегеран ответит тем же, то нынешний раунд ценовой войны покажется цветочками… И, еще раз подчеркнем, противостояние двух ближневосточных государств на сирийской арене лишь способствует накапливанию противоречий между ними и препятствует налаживанию диалога, в том числе по вопросу нефтяных поставок.

ВАЛЕРИЙ АНДРИАНОВ «Нефтегазовая Вертикаль»