Противники ММА высказали свое мнение в ходе конференции «Топливные присадки — 2015». Так, руководитель Федерации автолюбителей России Сергей Канаев сообщил о том, что эта организация совместно с Генпрокуратурой и Росстандартом провела тотальную проверку АЗС вдоль трассы М4 («Дон»). Ее цель — выявление всей цепочки движения бодяжного топлива: где оно производится, хранится и как поступает на рынок.

    И оказалось, что немаловажную роль в изготовлении бодяги играет именно ММА. К примеру, исследования, осуществленные экспертами РГУ нефти и газа, показали, что в бензине, реализуемом на одной из местных сетей АЗС в Ростовской области, содержание ММА превысило норму в пять раз. «Яду, относимому ко 2-му классу опасности, не место в топливе», — полагает В.Канаев.

    По его мнению, пока Монометиланилин остается на рынке, бороться с бодяжным топливом абсолютно бессмысленно. Ведь это наиболее простой и дешевый способ повысить октановое число левого горючего, выпускаемого на мини-НПЗ (так называемых самоварах). Поэтому надо не только запрещать его использование в топливе К5 и закрывать предприятия по его производству, но и ставить барьеры на пути его импорта. Ибо если его не будут изготавливать в РФ, короли черного топливного рынка начнут завозить его из Китая и Индии.

    Но большинство участников конференции не согласились с данными аргументами. Да, N-Метиланилин действительно как нельзя лучше подходит для мошенников. Это «чудодейственная» добавка, очень резко повышающая октановое число. Для достижения сопоставимого эффекта ее нужно в 15 раз меньше, чем МТБЭ. Но запрещать добавку только потому, что она такая хорошая, — абсурд.

    Как напоминает руководитель Департамента присадок промышленной группы КРАТА Дмитрий Беляев, существует технический регламент, в котором прописана норма ММА, равная 1%: «Это, как лекарство, — полезно в определенной дозе, а передозировка может убить. С такими производителями, которые нарушают технический регламент, нужно бороться. Но при чем здесь продукт?»

    То есть вопрос не в самом ММА, а в эффективности государственного контроля за его использованием. Причем результаты прокурорских проверок, проводимых на АЗС, показывают, что главной проблемой является отнюдь не передозировка монометиланилина, а другие многочисленные нарушения. И если навести общий порядок в сфере оборота топлива, то исчезнет и возможность махинаций с октановым числом.

    Как отмечали участники дискуссии, рецепт борьбы с черным рынком топлива прост и ясен — надо закрыть все мини-НПЗ (с объемом переработки менее 1 млн тонн в год). Предпринятый в нынешнем году налоговый маневр как раз и должен был способствовать достижению этой цели, сделав «самовары» нерентабельными. И если мини-НПЗ исчезнут, то зачем тогда запрещали ММА?

   Не выдерживает критики и тезис о том, что ММА — жуткий яд. В России и мире есть много продуктов, которые имеют 2-й класс опасности, но при этом широко применяются в повседневной жизни. Согласно испытаниям, проводившимся «Роснефтью», бензин с содержанием ММА относится к 4-му классу опасности, так же как и любое другое горючее без добавок или с добавлением МТБЭ.

    Как подчеркивает В.Капустин,тот же МТБЭ в Соединенных Штатах формально запретили потому, что он относится к числу опасных веществ (хотя, как помним, на деле это стало результатом действий лоббистов). При попадании в воду даже минимальных объемов данного вещества она становится непригодной для питья. И если следовать жесткой логике, то в России надо запрещать не только ММА, но и не менее ядовитый МТБЭ.

    К тому же полностью закрыть отечественный рынок для ММА все равно не удастся. Во-первых, Россия входит в ВТО, и ввести односторонний запрет на его ввоз будет непросто. Во-вторых, даже если вопреки ВТО принять такое решение, то поставщики будут ввозить некие смеси под другими названиями, в которые входит ММА.

    Опыт показывает, что любые экономические запреты на черный рынок не действуют — он всегда найдет лазейки. К примеру, применение того же свинца для повышения ОЧ прекратилось отнюдь не потому, что его не разрешает правительство. Просто в автомобили были внесены конструкционные изменения, которые приводят к выходу из строя ряда деталей в случае использования горючего со свинцом.

    А если, паче чаяния, все же удастся полностью вытеснить ММА с отечественного рынка, то фальсификаторы найдут другие, еще более опасные для природы и человека способы повышения октанового числа бодяги. Поэтому надо не запрещать ММА, а ставить его под надежный контроль и стандартизировать его качество. Использование данной добавки на крупных НПЗ, где без опасности топлива уделяется большое внимание, будет лишь способствовать развитию отечественной нефтепереработки.

    Каковы же перспективы того, что чиновники одумаются и снимут запрет на ММА? Как отмечает представитель компании «Волжский Оргсинтез» Сергей Майер, еще в прошлом году Минэнерго приняло решение о возврате ММА. Но затем вдруг начало тормозить его реализацию. В результате предприятия, производящие данную добавку, находятся в подвешенном состоянии. На многочисленные предложения провести общественные слушания по данному вопросу министерство также не реагирует.

    Участники конференции пришли к выводу, что ситуация зашла в тупик. Конфликт между игроками данного рынка настолько накалился, что чиновники опасаются в него вмешиваться. Мол, может, само рассосется. Поэтому все ждут, что в ситуацию вмешается лично В.Путин и решит быть или не быть ММА. Интерес первого лица к проблеме топливных добавок ,конечно, момент положительный. Но стоило ли доводить рынок до такого состояния, когда экономические механизмы оказались полностью заменены лоббистской борьбой и непрозрачным чиновничьим нормотворчеством? Вряд ли это будет способствовать наполнению отечественного рынка качественным высокооктановым бензином.

 

ВАЛЕРИЙ АНДРИАНОВ

«Нефтегазовая Вертикаль»