В последнее время рынок розничной торговли моторным топливом лихорадит. Средства массовой информации и многие эксперты в один голос говорят, что не за горами дефицит и резкий скачок цен. Многие называют действия правительства поспешными и малоэффективными, указывая на ситуативное перекрытие дыр, а не системное реформирование, в котором так нуждается отрасль.

Причиной такой шумихи стало распоряжение о «заморозке» цен на уровне значений 30 мая. Чиновники объясняют свою позицию заботой о гражданах и необходимостью поддержки сельскохозяйственной сферы на период уборки урожая. Акцизные ставки начали снижаться уже с 1 июня. Соглашение было подписано между правительством и крупнейшими вертикально-интегрированными нефтяными компаниями (ВИНК).

Казалось бы, прекрасная инициатива, которая должна существенно облегчить жизнь потребителям. Но на практике все не так однозначно. Частные компании бьют тревогу и предрекают скорый кризис в секторе розничной реализации бензина и дизтоплива.

Как выглядит рынок нефтепродуктов в разрезе?

Рынок нефтепродуктов Российской Федерации достаточно неоднороден. Около 60% рынка занимают независимые компании-реализаторы, которые оптом закупают сырье у производителей. Очевидно, что оптовая цена ниже розничной в несколько раз. Частные АЗС не занимаются разработкой месторождений, добычей и переработкой нефти, они лишь продают моторное топливо конечному покупателю.

Остальные 40% рынка занимают ВИНК, которые имеют собственную цепочку, стартующую от добычи, проходящую через оптовый сбыт вплоть до мелкой продажи на заправочных станциях. Примечательно, что значительная часть авторитетных нефтяных компаний являются государственными корпорациями, например, «Роснефть» или «Газпром нефть».

Вполне естественно, что ресурсы и возможности больших и маленьких компаний разнятся. Государственные ВИНК не стесняются пользоваться административным ресурсом, чтобы получить наиболее перспективные места для возведения заправочных комплексов. Кроме того, их бюджеты на маркетинговые компании сопоставимы с расходами на содержание небольшого города, поэтому перещеголять крупную компанию в количестве и качестве рекламных материалов нереально. Но и это еще не все. За счет возможности внутреннего перераспределения средств предприятия ВИНК постоянно внедряют программы лояльности, скидочные и бонусные предложения.

Конкурировать эти два типа компаний могут только в сегменте установления цен. Тут-то и кроется главная загвоздка.

Как формируются цены на моторное топливо?

Весь спектр полномочий по установлению цены на нефтепродукты находится у Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (АО «СПбМТСБ»). Анализируя показатели спроса и предложения, эксперты биржи выводят актуальную стоимость бензина и дизельного топлива. На эти данные ориентируются мелкооптовые фирмы и отделы сбыта ВИНК. Грубо говоря, цена устанавливается директивно. «Наверху» решают – на местах исполняют. В подтверждение этого тезиса можно вспомнить систему «инфляция минус», которая влияла на ценообразование до последнего времени или нововведенный режим удержания или «заморозки».

Крупные корпорации могут без большого ущерба для себя выполнять указания правительства, ведь розничная реализация на заправках – далеко не основной их доход. Мелким предприятиям в этой ситуации значительно сложнее. Их привычная схема – цены ниже чем у ВИНК – рухнула после оглашения об удержании акцизов. Небольшое смещение паритета в одну сторону грозит большими проблемами всему рынку.

Реальные угрозы банкротства для малых и средних сетей АЗС

Посудите сами: равновесие было нарушено, цены на частных АЗС поползли вверх, поскольку искусственно занижать их или даже оставлять на прежнем уровне экономически невыгодно. Покупатели прогнозируемо выразили свое недовольство не только словом, но и рублем. На заправках, которые не имеют собственной добычи нефти отмечается падение суточных проливов, следовательно, уменьшается прибыль. Более того, заправки терпят ежедневные убытки и нет гарантий того, что ситуация изменится в лучшую сторону в ближайшее время.

Нынешний потолок цен на бензин установлен ниже уровня рентабельности и фактически способствует разорению небольших компаний. Бизнесмены отмечают, что с 1 июня 2018 года заправки держатся на плаву за счет внутренних ресурсов и личных накоплений владельцев. По самым оптимистичным прогнозам, этих средств хватит на 3 месяца, то есть до конца лета. Наверное, не нужно уточнять, что такое положение дел не является нормой и неминуемо повлечет закрытие самых уязвимых точек реализации.

Что будет, если небольшие АЗС начнут массово закрываться?

Ответ на этот вопрос лучше всего проиллюстрировать цифрами. На долю частного нефтебизнеса приходится порядка 30% суточного пролива топлива по всей Российской Федерации. Росстат в конце 2016 года озвучил информацию о том, что в собственности граждан находится около 50 млн автомобилей (эксперты подчеркивают, что это очень усредненное значение, которое не учитывает, как минимум, корпоративный и ведомственный транспорт).

Теперь давайте считать. На круглосуточной АЗС обычно 8 постов, каждый из которых заправляет 1 машину в 5 минут. Итого, 288 единиц техники за 1440 минут одних суток. Всего такая заправочная станция обслужит 2304 авто за 24 часа.

На данный момент в РФ насчитывается 25 тыс. АЗС, которые, согласно нашим подсчетам, могут обслужить 57,6 млн автотранспортных средств. Отнимем из этого объема 30%, то есть половину от общего количества частных заправок. Получаем только 46 млн машин, снабженных топливом. Если вычесть все 60%, то получаем лишь 23 млн заправленных машин. На лицо дефицит, и дефицит грандиозный.

Существует реальный пример, который приводит «Независимый топливный союз» в Самаре. В этом регионе маржа с литра бензина составляет 40 копеек. Цена выше, чем предлагает заправочный комплекс «Роснефти». За неполный месяц независимые АЗС потеряли более 40% покупателей и получили острую критику в свой адрес. Клиенты перешли в крупные сети, поскольку те удерживают стоимость моторного топлива и предлагают разнообразные системы лояльности. Предприниматели Самары акцентируют внимание на том, что останавливать работу им также невыгодно – земельный налог и налог на недвижимость платить все равно необходимо. Однако в нынешних условиях невозможно развиваться, внедрять новые технологии, реконструировать устаревшее оборудование.

Сегодняшние реалии и дальнейшие перспективы

Количество топлива, которое закупают частные АЗС, – это объем, проданный на протяжении предыдущего периода. Из-за резкого падения клиентского спроса рушатся закупочные планы и страдает экономика всего предприятия. Руководители заправок просто не знают, чего ждать завтра и предпочитают воздержаться от пополнения запасов вовсе. Какой толк от бензина, если деньги будут потрачены, а реализовать его не удастся? Потребитель не виноват и вполне обоснованно выбирает более дешевую альтернативу. Огорчает другое, что независимые АЗС не могут полноценно конкурировать с ВНИК и вынуждены уходить с рынка.

При этом вертикально-интегрированные компании должны будут собственными силами восполнять возникший дефицит. Оперативно это сделать не получится, ведь резко возросший спрос во много раз превысит имеющееся предложение. Это спровоцирует очередную волну дефицита, следствием которой станет отказ от удержания цен и повышение стоимости топлива. Таким образом, потребитель снова окажется в самом незавидном положении и в очередной раз из собственного кармана профинансирует эксперименты правительства.

Вместо послесловия

Конкуренция в отрасли – залог ее непрерывного развития. Создание неравных условий для участников – первый шаг к деградации. Безусловно, сфера топливной розницы РФ нуждается в коренных системных изменениях. Но внедрять их нужно постепенно, последовательно и комплексно. «Заморозка» цен больше похожа на импульсивную попытку сделать хоть что-то, чем на часть продуманной реформы.

Как ни парадоксально, но благополучие независимых АЗС и благополучие владельцев авто напрямую связаны. Не хочется верить, что правительство осознает это и продолжает действовать в выбранном направлении.

 

Марк Брюлов